Утром двадцатого января всколыхнулась висевшая над степью туманная дымка, темное небо озарила вспышка первого залпа артиллерии. Еще несколько минут назад безмолвное степное пространство превратилось в грохочущее поле боя. Войска Пять­десят первой и Двадцать восьмой армий возобновили наступле­ние. Через два дня был освобожден город Сальск, части вышли на рубеж Красный Маныч — Богородицкое. Развивая удар вдоль южного берега реки Маныч, Пятьдесят первая армия к четвер­тому февраля вышла на линию Арпачин — Хомутовская.

Двадцать восьмая армия генерала Герасименко наступала дву­мя группами. Обходным маневром правофланговая группа войск, в которую входили наиболее боеспособные и упорные в осуще­ствлении поставленных перед ними задач Тридцать четвертая гвардейская стрелковая дивизия и приданная ей Шестая тан­ковая бригада, овладела Мечетинской, на рассвете тридцатого января внезапно появилась перед Зерноградом и атакой с ходу взяла город. Противник контратаками пытался восстановить по­ложение, но успеха не достиг. Левофланговая группа войск с боями обошла Зерноград с юга, к четвертому февраля захватила станцию Кагальник и создала для неприятеля угрозу окру­жения. Немецкое командование подкрепить свои обороняющие­ся части своевременно не смогло.

На рассвете пятого февраля войска продолжили наступление, но с восходом солнца подверглись ударам вражеской авиации. От штурмующих истребителей солдаты укрывались за скирдами соломы, которых в степи оказалось довольно много. Не пытаясь окапываться, они со всех ног неслись к этим скирдам и прятались за ними. Летчики делали новые заходы уже с другой сто­роны, но люди проворно уходили на противоположную. Пули и даже бронебойные снаряды авиапушек не пробивали многомет­ровую толщу слежавшейся соломы. Застигнутая штурмовкой в открытом поле, пехота широко рассредоточивалась и от обстре­ла самолетов несла минимальные потери. От бомбежек утраты были ощутимее, но в транспорте. Противный вой пикирующих «юнкерсов» потом долго сохранялся в памяти солдат. Комдиву Тридцать четвертой гвардейской генералу Губаревичу от само­летов уберечься не удалось. Попав под штурмовку в машине, он был тяжело ранен.

Несмотря на сопротивление, войска Двадцать восьмой армии к вечеру взяли Мокрый Батай. В этом небольшом селении все подошедшие к нему части разместиться в куренях не смогли. Хотя ночью воины до предела заполнили все помещения, имев­шие стены и крышу, все же большинству стрелков и автоматчи­ков пришлось забираться в стожки соломы, канавы, ямы. Укрыв­шись плащ-палатками, они сразу засыпали от усталости.

Конно-механизированная группа генерала Кириченко в со­ставе Четвертого Кубанского и Пятого Донского гвардейских казачьих кавалерийских корпусов, а также Сорок четвертая ар­мия Северо-Кавказского фронта тоже втянулись в бои на ростов­ском направлении. Четвертого февраля они были переданы Юж­ному фронту.

Пятого части Сорок четвертой армии захватили село Кугей Азовского района и перерезали все коммуникации, ведущие с юга к Ростову и реке Дон. Пятидесятая пехотная и Тринадца­тая танковая дивизии из состава Первой танковой армии про­тивника оказались отсеченными и направились на Таманский полуостров, где заняла оборону Семнадцатая полевая армия. Остальные соединения Первой танковой армии успели отойти к Батайску.

Хотя войскам фронта не удалось окружить группу армий «А», они заставили главное командование вермахта отвести с Север­ного Кавказа в спешном порядке Первую танковую армию, соз­дали условия для разгрома группы армий «Дон» и освобождения Ростовского промышленного района.

Удерживаемые пока немцами Батайск и Ростов служили ко­ридором, по которому оккупационные власти продолжали выво­зить в Германию награбленные ценности. В числе других этот коридор обороняли части мотодивизии СС «Викинг».

Зоткин В. М. В приволжских и донских степях : историческое повествование. Ростов-на-Дону, 1987. С. 376-377.

ещё цитаты автора
ЗВАНЦЕВ Сергей
ЗОЩЕНКО Михаил Михайлович
 
12+