Посевы озимой пшеницы тянулись по буграм вдоль мел­ководного Егорлыка, спускаясь другим краем в песчаный, поросший редкой травой и истоптанный скотом суходол... Осматривая участки, Волошин словно впервые разглядел эту холмистую, полынную степь, граничившую недалеко на во­стоке с извечными целинными выпасами и бродячими кас­пийскими песками. Еще в институте интересовали его эти бескрайние просторы, не знавшие до революции своего хле­ба. Безземельные, разоренные нуждой крестьяне централь­ных губерний бежали сюда, селились хуторами, засевали по­лоски земли, ходили с крестным ходом, молили дождя, "по­корно падали ниц перед суховеями, и один за другим шли наниматься к коннозаводчикам в объездчики, пастухи, гурто­правы... Прельщенные дешевой землей, приезжали сюда по­мещики, купцы, привозили крашенные веселой краской ми­ниатюрные сельскохозяйственные машины с иностранными марками, а через год-другой, разорившись, исчезали, либо переходили на службу к тем же всесильным в этих степях скотопромышленникам.

Зла и сурова была природа этих тихих и на первый взгляд мягких степей. Крепка была слежавшаяся веками, прибитая копытами табунов земля. Сухие морозные ветры прожигали ее зимой, горячим дыханием опаляли летом... По плечу оказалась борьба только новым хлеборобам — колхоз­никам. Сталинградские гусеничные тракторы, приминая тра­ками сухие травы, продвигались все дальше на восток. За ними тяжелые пятилемешные плуги ростсельмаша вывора­чивали пласты с невиданной еще глубины в 20—25 сантимет­ров. Появились в оврагах запруды, копившие мутную веш­нюю воду, а по буграм и водоразделам протягивались пер­вые лесные полосы, посаженные руками человека. Скотовод­ческие колхозы превращались в зерновые многоотраслевые хозяйства. Хутора одевались садами, шумели на ветру кроны тополей и акаций, прикрывая тенью улицы и проулки. В палисаднике зацветала сирень; и никогда раньше не любившие этих степей грачи, скворцы и другая мелкая птица на­полняли веселым гомоном полеводческие и тракторные та­боры. Довелось Волошину увидеть над этой степью даже ле­бедя...

По пути в Зерновский район заехал он к своему старому другу, агроному сальского колхоза имени Сталина. Думал побыть вечерок, а задержался на три дня. Трудно было ото­рваться сразу от этого большого хозяйства — воплощенной мечты любого агронома. Белые каменные дома стояли в са: дах. Высокие пирамидальные тополя сторожили покой улиц и, выйдя в степь, словно передавали охрану густым гле­дичиям, серебристому лоху и белой акации, которые ухо­дили к самому горизонту, до поселка второй бригады. Па­раллельно этой главной лесной полосе тянулись другие посадки.

Котенко И. М. Родники : [повесть]. [Кн. 1]. Ростов-на-Дону, 1950. С. 80-81.

ещё цитаты автора
КОСТОГЛОДОВА Мария Наумовна
КРИВЕНОК Яков Иванович
 
12+