Тихая степь с густым полынным духом по­тянулась навстречу, и чем ниже опускались сумерки, тем сильнее он становился, будто не от земли, а с темнеющих высот сходил этот скорбный аромат.

Покой, самое редкое в жизни Эвмара, про­стерся вдруг в его душе, но, подобно тому, замерцавшему вдалеке тревожному огоньку, на свет которого он теперь держал путь, в глубине покоя мерцало тревожное чувство: разве может быть тепло душе эллина в вар­варской степи, разве может быть эллину по­койно в ней, как дома?..

«О великий Аполлон,— тяжело вздохнул Эвмар.— Кто превратил Город в лесху перед входом в Аид?.. И он живет, и ему живется совсем неплохо... Кто осудит его душу?»

Огонек приближался, обозначив собой вершину пологого холма. И рядом с огнем Эвмар различил вскоре очертания вонзенно­го в землю огромного меча.

Словно холодный ветер, дохнул с холма навстречу страх: там, на вершине у огня, про­тив сарматского меча, на треть воткнутого в землю, недвижно стояла Азелек. В длин­ных одеждах из светлых, железного оттенка кож, с руками, поднятыми ко лбу, и разве­денными в стороны локтями, она сама напо­минала своей фигурой сарматский меч. Ее волосы, крашенные алой охрой, казались у огня другим, кровавым пламенем.

Вкруг алтаря, на воловьих шкурах, опу­стившись ниц, застыли воины в катафрактах.

Смирнов С. А. Сны над Танаисом : повесть / Сергей Смирнов. Москва,1989. С. 202-203.

ещё цитаты автора
СМИРНОВ Владислав Вячеславович
СОЛЖЕНИЦЫН Александр Исаевич
 
12+