Для меня Родина начинается с Дона. Знаю я, что прадеды мои вовсе недаром выбрали здешние степи для своих куреней. Бежав с Хортицы после указа Екатерины Второй, упразднившей запорожскую воль­ницу, они нашли здесь то, что было им дороже жиз­ни,— свободу и раздолье. Знаю я, как трудно дава­лось моим прадедам счастье на обетованной земле. Полвека гнул дед Варлам спину на кулаков Белокобыльских и умер в нищете — ни кола ни двора, а дети его, так и не открыв букваря, пошли в бат­раки.

Сколько же горючих слез впитала ты в себя, род­ная земля! Каждую весну выходил из берегов батюш­ка-Дон, гулял на широком просторе, а потом спадала вода, и опять на лугах проступали соленые проплеши­ны с кустиками горькой полыни. Несладок бедняцкий хлеб, и лиха бедняцкая доля.

<…>

Узнал я по-настоящему свой Дон лишь после того, как дважды пропутешествовал по его берегам от истоков до самого устья. Не много и не мало — почти две тысячи километров в один конец...

Под Тулой, где Дон начинается, я видел маленький ручеек, с трудом пробиравшийся через камыши. Стаду гусей было на нем тесно. А в низовьях, у Азова, тес­нились тоже, как гуси, громадные морские теплоходы.

На землях тульской, липецкой, воронежской, волго­градской, ростовской вбирает в себя Дон много боль­ших и малых притоков, становясь большой и могучей, но нее такой же, как и у самых истоков, тихой и задумчивой рекой. Наверное, был он таким же и сто, и двести лет назад. Впрочем, таким ли?

На донских берегах выходили когда-то русичи на смертный бой с недругами. На Дону рождался в пет­ровские времена русский флот. На его берегах горели костры Разина и Пугачева, Здесь звенели в граждан­скую войну буденновские клинки. А в Великую Отече­ственную войну в донских степях решалась судьба Сталинграда и всей России. Да только ли России?

Моложавенко В. С. Здравствуй, родная земля! // Повесть о Тихом Доне : приглашение к путешествию / Владимир Моложавенко. Москва, 1976. С. 8-10.

ещё цитаты автора
МОЖАЕВА Виктория Валерьевна
МОСИН Анатолий Герасимович
 
12+