...Боясь упустить утреннюю зорьку, мы от­правились на рыбалку часа в три. Стояло лун­ное безветрие. Природа додремывала последние минуты. Вода и та стекала с весел ленивыми каплями, а едва различимый островок скосился на сторону и, казалось, тоже дремал. Хотелось плыть так долго и ни о чем не думать и чтобы остров не приближался, а был все на одном уровне.

Мы остановились в ухвостье острова. По бо­кам рисовались уже две лодки. Пал Титыч бро­сил кошку. Она упала в воду с мягким всплес­ком, не вспугнув тишины. Лодку метров пять протянуло течением, потом она зацепилась за грунт якорями и застыла на месте.

Пал Титыч поглядел в небо, на верхушки де­ревьев, поплевал на палец и поднял его над го­ловой.

—Только бы верховка не подула, — объяс­нил он свое поведение.

Мы просидели еще с полчаса. Лодок вокруг прибавилось. Напарник мой недовольно ворчал и, только подходила какая, поднимался во весь рост и зычно крякал, видимо, показывая этим, что близкое соседство других рыбаков для него нежелательно.

Луна ушла за недалекий бугор. Но и без нее света уже было довольно. Приблизились бере­га, крышами домов обозначился хутор. Через минуту воздух запружинил легким ветерком. Где-то совсем близко вскрикнула птица. Сразу отозвался один, второй голос. Плеснулась у ка­мышей большая рыба. И вот уже над посветлев­шей протокой распластались белыми флагами цапли — первые вестники занимавшегося утра.

Со словами «Ну, господи, помоги» Пал Титыч забросил первую донку. Я с самого начала поче­му-то не надеялся на успех и взял одну удочку, чтобы ловить в, проводку. От такого лова, если и .клева не будет, особенно не заскучаешь.

Только забросил и нащупал глазами попла­вок, он сразу пропал. Я потянул на себя удили­ще, чувствуя тяжесть.

— Подсак возьми, подсак, — встрепенулся Пал Титыч.

Подсак я взял, но груз оказался невелик, и я выхватил его одним махом. В ладони у меня пружинил ласкирь. Пал Титыч, поглядывая на свои донки, свесил за борт садок, и я бросил в него добычу.

После первой удачи мною овладел ни с чем не сравнимый охотничий азарт. Я напрягся, ожи­дая новой поклевки. Все померкло, отодвинулось куда-то перед чарующим таинством рыбной ловли.

Клев начался, и я, торопясь насаживать чер­вей, быстро исколол пальцы. Скоро в садке би­лось с десяток ласкирей, два подсулка и пяток окуней. Пал Титыч косил в мою сторону глаз, но сам сидел каменно, подстерегая свою удачу. Вот подвесок его донки вздрогнул, покачался, потом сразу взлетел и замер на вытянувшейся леске. В ту же секунду Пал Титыч подсек неидимую добычу. Он тянул ее живо, потом все медленней, и вдруг стал отпускать леску. Я по­нял, что в лодке со мной опытный рыбак, осто­рожный и хитрый, и, увлеченный зрелищем за­хватывающей борьбы, забыл о своей удочке.

Селигенин Г. Большой двор // Белой лодкой по голубому морю : рассказы и повести. Ростов-на-Дону, 1975. С.68-70.

ещё цитаты автора
СЕВСКИЙ Виктор
СЕМЕНИХИН Геннадий Александрович
 
12+