По преданию, Кондрат Булавин проклял станицу Левыкинскую. Рассказывают, что когда донской ата­ман задумал потягаться с царем Петром, волю добыть бедному люду, поспешил он со своими есаулами на Хопер, в Пристанский городок. К Пристани тогда много пробивалось беглых людей из России, готовых схва­титься с боярами не на живот, а на смерть.

Скачет булавинский отряд и день, и два, подъезжа­ет к Левыкинской. Люди и кони устали. А тут, как на­зло, из-за Хопра поднялся злой ветер, «горыч», с дож­дем и снегом. Бьет в лицо, не дает коням ходу. Старший есаул и говорит Кондрату:

— А что, атаман, не заехать ли нам в Левыкин­скую — коней подкормить да и самим передохнуть?

— Поезжай, есаул, — говорит Кондрат, — поспро­шай, кто из левыкинских казаков атамана Булавина с брательниками на постой пустит?

Есаул поскакал в станицу. Кондрат с друзьями за курганом от ветра укрылись. Ждут-пождут — нет по­сыльного, чего-то замеркался. Хотел атаман слать дру­гого гонца, но гут ворочается есаул.

— Плохо, атаман! Нет в станице ни одной доброй души. Никто нас пускать не хочет в свой курень.

— Не может этого быть!— крикнул Кондрат. — Ты, верно, не сказал левыкинцам, кто к ним на постой про­сится!

Тронул коня и сам поскакал в станицу. Стучит в одну хату — отказ. В другую — отказ. Никто ему дверь открыть не хочет. Проехал станицу из двора во двор — не нашел приюта.

Рассердился Кондрат. Вернулся к товарищам и крикнул зычным голосом:

— Гоните, други, коней до самой Пристани, без продыху! Будь она проклята, станица Левыкинская. И пусть ее ветер сыпучим песком занесет! II поскакал с брательниками дальше. Переменилась тут погода. Уже не «горыч», а сухой горячий ветер из далеких астраханских степей полетел по донским степям. Поднял он сыпучие пески с берегов Хопра и погнал их на станицу Левыкинскую. И день несет песок, и два, и три. Занесло казачьи хаты — крыш не видать. От сыпучих песков казакам жигья не стало. Начали они выселяться, разбрелись кто куда: одни ушли за Хопер, в Бесплемяновскую, другие — в Тепикинскую, третьи перебрались на Лучок, поближе к Урюпинской, туда, где Хопер делает крутой изгиб, похожий на старинный боевой лук. Тут, у древнего кургана, началась новая Левыкинская. Мало-помалу обстроилась станица, вытянулась в улицы, заросла садами. А на старом городище и поныне лежат и желтые переметные пески. Не растет на них ни трава, ни цветы, ни кустарничек.

Головачев В. Платон Ермаков : повесть. Ростов-на-Дону, 1970. С. 76-77

ещё цитаты автора
ГНУТОВ Василий Петрович
ГОЛЬДМАН Юний Семенович
 
12+