Сторожу Змиёвской балки

Ког­да все прес­тупленья за­молят­ся?
Ведь, ка­залось, приш­ла по­ра.
Ты от­ве­тишь ли, Бал­ка Зми­ёв­ская?
Ты ведь Бабь­его Яра сес­тра.
Под зем­лей столь­ко зву­ков и приз­ву­ков,
сто­ны, кри­ки схо­роне­ны тут.
Ви­жу - двад­цать семь ты­сяч приз­ра­ков
по Рос­то­ву к той бал­ке бре­дут.
Вы­жида­юще яс­треб на­хох­лился,
что­бы вык­ле­вать чьи-то гла­за.
Де­ти, бу­дущие Ми­хо­эл­сы,
по­гиба­ют, тра­вин­ки гры­зя.
Слы­шу всхли­пыва­ния дет­ские.
Ни один из них в жиз­ни не лгал.
Гиб­нут бу­дущие Пли­сец­кие,
гиб­нет бу­дущий Марк Ша­гал.
И под­хо­дит ко мне, то­же с па­лоч­кой,
то­же лет мо­их ста­ричок:
"За­болел я тут не­досы­палоч­кой.
Я тут сто­рож. Как в пеп­ле свер­чок.
Его бро­ви се­дые, дре­мучие,
а в гла­зах ра­зоб­рать­ся нель­зя.
"Эти сто­ны, сы­нок, ме­ня му­ча­ют,
и ещё - как их звать? "Над­пи­ся."
Я та­кого сло­веч­ка не слы­хивал,
ну а он про­дол­жал, не спе­ша:
"Сколь­ко раз их ме­няли по-ти­хому
эти са­мые "над­пи­ся".
По­чему это в раз­ное вре­мя
кол­го­тились, нез­на­мо с че­го,
из­бе­га­ючи сло­ва "ев­реи",
и вы­мары­вали его?
Так не шла к их на­чаль­ничь­ей внеш­ности
су­ет­ня вок­руг сло­ва то­го.
А по­том вос­кре­шали в пос­пешнос­ти.
Вос­кре­сить бы здесь хоть од­но­го.
Жаль, что я не умею это­го.
Поп­ро­сить бы об этом не­беса!
Я бы тра­тить всем жизнь по­сове­товал
на лю­дей, а не на "над­пи­ся".

Евтушенко Е. А. Сторожу Змиёвской балки // Мой народ : литературно-художественный альманах. № 1. [Ростов-на-Дону], 2015. С. 181.

ЕВСЕЕВ Николай Николаевич
ЕГОРОВ Николай Матвеевич
 
12+