Много лет тому назад тогдашний правитель велел построить такую высокую башню на крутом берегу в устье реки Дон, чтобы тучи, покрывавшие в ненастную погоду весь небосклон и плывшие по небу, оказались бы гораздо ниже её верхней площадки, откуда вёлся пересчёт небесных светил. Это было сделано для того, чтобы наблюдение за небесной сферой не прерывалось даже в самую дождливую и ненастную ночь. А уж саму башню, прозванную в народе Азак, было видно и из Великой степи, и с реки и моря. Она служила отличным ориентиром усталым путникам и днём и ночью.

Как только солнце касалось краешка Великой степи, убелённый сединами звездочёт спешил на башню, чтобы не пропустить появления первой звезды, а спускался с неё только тогда, когда на востоке разгоралась алая заря. А небо над головой из сине-чёрного превращалось в нежно-сиреневую манящую бездну, в которой угасала последняя звёздочка. Тогда на небесной голубой глади хозяйничали не­утомимые стрижи и ласточки, чертившие невидимые узоры.

В самом верху башни, в небольшой каморке на камен­ной столешнице всегда лежал толстенный манускрипт, на его обложке из выделанной шкуры чёрного буйвола было золотым тиснением начертано: «Книга звёздного неба». На пергаментных страницах этого фолианта, день за днём, ме­сяц за месяцем, год за годом и столетье за столетьем велись записи, сколько на вечернем небе зажглось звёзд и сколько их на утреннем небосклоне угасло. И эти цифры всегда были неизменны.

Рыбин А. С. Звездочёт // Донские сказы / Александр Рыбин ; [худож. Ю. М. Шляхов]. Ростов-на-Дону, 2016. С. 3-4.

ещё цитаты автора
РУСИНЕВИЧ Константин Владимирович
РЮМИН Александр Гаврилович
 
12+