Творческая история создания романа Михаила Шолохова «Тихий Дон» беспримерна.

В советской литературе нет другого произведения, которое с выходом в свет (первых книг и во время создания последующих) получило бы так много самых высоких оценок крупнейших авторитетов-современников (А. Серафимовича, М. Горького, А. Луначарского, И. Сталина, Р. Роллана) и вокруг которого столь длительно бушевала бы ожесточённая политиче­ская и философско-эстетическая борьба.

Общеизвестно, что Шолохов в 20 лет издал два сборника великолеп­ных новелл - «Донские рассказы» и «Лазоревая степь». К первому из них Александр Серафимович написал предисловие, оказавшееся пророче­ским.

«Как степной цветок, живым пятном встают рассказы т. Шолохова,

- писал А. Серафимович. - Просто, ярко и рассказываемое чувствуешь

- перед глазами стоит. Образный язык, тот цветной язык, которым гово­рит казачество. Сжато, и эта сжатость полна жизни, напряжения и прав­ды.

Чувство меры в острых моментах, и оттого они пронизывают. Огромное знание того, о чём рассказывает. Тонкий, схватывающий глаз. Умение выбрать из многих признаков наихарактернейшие. Все данные за то, что т. Шолохов развёртывается в ценного писателя...».

Написав это предисловие, Александр Серафимович через изда­тельство пригласил к себе на квартиру Шолохова. В задушевной беседе А. Серафимович сказал ему: «До чего же вы молод! (А про себя подумал и

потом записал в дневнике: «И чёрт знает как талантлив!»)... Невелика ваша книжка - восемь рассказов, а событий в каждом - на целый роман...» И ещё было высказано много тёплых слов, строгих советов, а на прощание Александр Серафимович сказал: «...Писателю очень важно найти себя, пока молод... Дерзнуть на большое полотно! - и заверил молодого писателя: - Нюхом чувствую - пороху у вас хватит!».

Для юноши, вступающего в литературу, очень много значило и это пре­дисловие Мастера и его напутствие: «Дерзнуть на большое полотно!»

Смелости и таланта Михаилу Шолохову было не занимать... Осенью 1925 года, подготовив к печати второй сборник рассказов «Лазоревая степь», отважился он испробовать свои силы в жанре романа, условно на­званного «Донщина».

«Начал писать роман в 1925 году, - рассказывал Шолохов корреспон­денту газеты «Известия». - Причём первоначально я не мыслил так широ­ко его развернуть. Привлекала задача показать казачество в революции. Начал я с участия казачества в походе Корнилова на Петроград... Донские казаки были в этом походе в составе 3-го конного корпуса... Начал с это­го... Написал листов 5-6 печатных. Когда написал, почувствовал: что-то не то. Для читателя остаётся непонятным, почему казачество приняло участие в подавлении революции? Что это за казаки? Что это за Область войска Донского? Не выглядит ли она для читателей некоей terra incog­nita?.. Поэтому я бросил начатую работу. Стал думать о более широком романе».

Главным девизом Михаила Шолохова во всей подготовительной рабо­те, как и при создании «Тихого Дона», было служение правде.

28 ноября 1974 года в станице Вёшенской М. А. Шолохов говорил мне, что, приступая к работе над «Тихим Доном», он изучил, пожалуй, всё, что имелось к тому времени в историографии казачества: «Историю Донского Войска» Н. Броневского (Спб., 1834), «Трёхсотлетие Войска Донского» А. Савельева (Спб., 1870), «Крестьянский вопрос на Дону в связи с казачьим» Е. Савельева (Новочеркасск, 1917), «Донские казачьи песни» А. Пивоварова (Новочеркасск, 1885), «Сборник донских народных песен» А. Савельева (Спб., 1886) и ещё очень многое другое...

В фольклорном сборнике А. Пивоварова Михаилу Шолохову особен­но приглянулась старинная казачья песня «Дон после войны» (записана Н. А. Сальниковым в 1-м Донском округе, его центром была станица Константиновская-на-Дону). Вот её полный текст:
Чем то, чем наша славная земелюшка распахана?
Не сохами-то славная земелюшка наша распахана, не плугами,
Распахана наша земелюшка лошадиными копытами.
А засеяна славная земелюшка казацкими головами.
Чем-то наш батюшка славный тихий Дон украшен?
Украшен-то наш тихий Дон молодыми вдовами.
Чем-то наш батюшка славный тихий Дон цветен?
Цветен наш батюшка славный тихий Дон, сиротами.
Чем-то в славном тихом Дону волна наполнена?
Наполнена волна в тихом Дону отцовскими-материными слезами.

Могучее эпическое звучание, глубокая народная скорбь этой песни надолго пленили воображение писателя, оказав огромное влияние в выборе – с чего и как начать роман… Историческая подоснова «Тихого Дона» даёт право сказать, что Шолохов проштудировал (с карандашом и военными картами в руках) классические труды Зайончковского «Мировая война 1914-1918 гг.» (М., 1922) и документы о гибели армии Самсонова в Восточной Пруссии (1914), и работы о Брусиловском прорыве в Галиции (1916). Тогда же, в беседе 28 ноября 1974 года, М. А. Шолохов сказал, что «в 1927 году основательно познакомился с «Материалами комиссии по исследованию опыта мировой и гражданской войны» - в то время ещё не опубликованными – оттуда кое-что почерпнул…».

Прийма К. И. К творческой истории «Тихого Дона» // С веком наравне : статьи о творчестве М. А. Шолохова / Константин Прийма. Изд. 3-е. Ростов-на-Дону, 2011. С. 154-156.

ещё цитаты автора
ПОТАПОВ Владимир Алексеевич
ПРИМЕРОВ Боpис Теpентьевич
 
12+